Великое княжество Литовское и русинские княжества

(что происходило по соседству с врагами Тевтонского ордена до Грюнвальда)

 

автор: Александр Жаворонков

Экспансия языческих племен Литвы и формирование в первой половине XIV в. большого политического объединения (последнего государства в Европе, которым всё еще правила языческая элита) оставили неизгладимый след в истории Центральной Европы. Основные этапы его формирования совпали с деятельностью великих князей Витеня (1295/1296—1315 гг.) и его брата Гедимина (1315—1341 гг.). Разоренная и ослабленная монгольской оккупацией Русиния («Русь») была покорена литовскими войсками без особых усилий. Впрочем, после многих лет гегемонии Золотой орды переход этих территорий под власть Литвы можно было считать настоящим освобождением: каждое из присоединенных к Литве княжеств сохранило свои права и традиции в обмен на текущее налогообложение. Сохранение «starszyna» («старины», местного свода законов) долгое время соблюдалось Вильнюсом как железный принцип, гарантирующий успех. Контроль над дорогами и центрами торговли принес завоевателям и новому государству большую выгоду. Вероятно, со времен правления Гедимина земли Великого княжества Литовского простирались далеко на восток и юг, включая в свой состав такие важные города, как Смоленск, Козельск, Новгород-Северский, Киев или Луцк. Литва поддерживала хорошие отношения с соседними, независимыми от татар северорусскими княжествами, с Новгородом Великим, Псковом и Тверью. В это же время, помимо конфликта с татарами, силы которых были уже значительно ослаблены, зародились антагонистические отношения между Литвой и молодым Московским княжеством, вызванные, прежде всего, вопросом о том, кому должны принадлежать Галицкое и Владимирское княжества, расположенные на юго-востоке Польши.
Московское государство получило от татар статус великого княжества во времена правления великого князя Ивана I Даниловича (1325—1340), современника Гедимина. В отличие от Вильнюса, политика Москвы заключалась в том, чтобы создать государство, полностью сохраняя при этом верность Золотой орде.
Иван I Данилович широко пользовался правом сбора ордынской дани, откуда и произошло его прозвище Калита (то есть «кошель»). Огромным достижением этого князя было установление в Москве митрополии русской православной церкви; в глазах Константинополя, как и в глазах русской церкви, это была единственная в своём роде религиозная власть над совокупностью русинских земель. Покинув Киев в конце XIII в., митрополиты сначала перебрались во Владимир, после чего обосновались в Москве.

 

Острой проблемой Великого княжества Литовского были рыцари Тевтонского ордена. Изначально небольшую территорию Литвы (около 80 000 км2 на 300 000 жителей), граничившую с большим государством и находившуюся в опасной близости от Тевтонского ордена, каждый год оккупировали, подвергая регулярному опустошению. Это не помешало Литве действовать. Не довольствуясь оборонительными войнами, литовцы затевали военные походы в земли своих соседей и возвращались из них с богатой добычей: известно, что в период с 1246 г. по 1338 г., например, было организовано не менее 18 литовских походов на польские территории. В те времена политические действия литовцев были направлены на то, чтобы извлечь выгоду из противоречий, вносивших раздор в ряды «латинских» христиан. Таким образом, поддержка, оказанная ими архиепископу и властям Риги в борьбе против Ордена тевтонских рыцарей, позволила им в начале XV в. расположить в городе свои военные гарнизоны, дабы гарантировать его свободу. Они не пренебрегали союзами с правителями Польши, разделенной тогда на множество мелких уделов. Именно так в 1279 г. литовская княжна сочеталась браком с мазовецким князем Тройденом, приняв католическую веру. Брак дочери Гедимина и сына польского короля, Казимира (будущего Казимира Великого), состоявшийся в 1325 г., как нельзя лучше свидетельствует о польско-литовском политическом альянсе, направленном против тевтонских рыцарей. Вероятно, для короля-католика, имевшего твердую поддержку со стороны папства, такое положение было в высшей степени щекотливым. В 1326 г. совместными польскими и литовскими усилиями был организован военный поход против Бранденбурга, соседа Тевтонского ордена. Это выступление вызвало в христианском мире настоящую бурю, которой не преминули воспользоваться тевтонские рыцари. Несколько лет сотрудничества Польши Владислава Локете-ка и Литвы Гедимина не принесли блистательных успехов, но наметили пути, ставшие актуальными через несколько десятилетий.
 

Повторное обязательство принять крещение было важным элементом в политической игре великих литовских князей. Выбор религии поставил литовских правителей перед мучительной дилеммой. Увеличение числа православных христиан и влияние восточного христианства, оказываемое на ряд поколений литовцев-язычников, по логике должно было ввести их в лоно восточной церкви.
 

В XIV в. культурное и религиозное обрусение литовцев было все более заметно во многих отношениях. Принятие христианства по православному обряду «растворило» бы литовцев в русском населении, доминирующем в количественном и культурном отношениях, в большом государстве, основанном на базе военных литовских отрядов. С другой стороны, крещение по католическому обряду, конечно, лишило бы тевтонских рыцарей их главного аргумента против Литвы, но не спасло бы литовцев от зависимости, в какую они попали бы от своего смертельного врага, не прекращавшего попыток истребить или присоединить к себе литовские земли. Нерешительность в вопросе о том, чью сторону следует принять, позволяла языческой вере, полностью допускавшей присутствие других конфессий, по-прежнему оставаться официальной религией великого княжества.
 

Такое положение вещей сохранилось и при сыне Гедимина, великом князе Оль-герде (1345—1373), управлявшем государством в тесном сотрудничестве со своим братом Кейстутом. Кейстут вел войны с тевтонскими рыцарями, тогда как Ольгерд проводил политику объединения русинских земель и укрепления великого княжества. Над татарами, находившимися в то время в ослабленном состоянии, были одержаны новые победы, что усилило позиции Литвы. Одновременно с этим на юге Русинии произошли военные столкновения Литвы и Московского княжества. Несмотря на союз, заключенный с северными русинскими землями, например, с Тверским княжеством, Литва не смогла помешать укреплению Великого княжества Московского, особенно после его победы над татарами в Куликовской битве (1377 г.). Столь же ожесточенные войны литовцы вели с поляками и их венгерскими союзниками за Галицкую и Владимирскую Русь. С большим трудом им удалось сохранить Волынь, тогда как польские и венгерские войска укрепили свои позиции в Галицкой Руси и Львове. Позднее этот регион будет назван Червонной Русью или Галицией (от Галича, его исторического центра). Учитывая его роль в истории Украины и длительном периоде польско-украинских отношений, этот край заслуживает того, чтобы ему посвятили несколько параграфов.
 

В XIII в., несмотря на монголо-татарскую гегемонию, Галицкой и Владимирской Руси удалось сохранить большую самостоятельность под управлением князей Романовичей, принадлежавших к ветви «истинной» династии Рюриковичей Киевской Руси. В 1253 г. один из самых влиятельных князей, Даниил, был провозглашен королем с согласия на то папы римского. Впоследствии для обозначения этой страны стало использоваться слово «королевство», в частности, им пользовалась венгерская канцелярия. Возрастала значимость социального слоя бояр, к их мнению все чаще прислушивались, что сближало внутреннюю ситуацию Галицкой Руси с расстановкой сил во внутренних делах Польши и Венгрии. Близкие родственные связи династии Романовичей с мазовецкими Пястами побуждали первых принимать участие в войнах, которые вели в XIII в. польские князья, и в военных походах, осуществляемых правителями всей Центрально-Восточной Европы.
 

1323 г. был ознаменован драматическим поворотом событий, развернувшихся в момент кончины двух последних представителей правящей династии, которые погибли, вероятно, во время войны с князем Гедимином. Власть перешла к их немецкому родственнику, мазовецкому князю Болеславу, который принял христианство по православному обряду и стал носить на Руси имя Георгий. Болеслав был ближайшим союзником польского короля Владислава I Локетека. Он сочетался браком с дочерью Гедимина, что может рассматриваться как знак компромисса, заключенного на тот момент между польским правителем и литовским князем. После смерти Болеслава-Георгия, убитого в 1340 г. местными боярами, этот компромисс не был восстановлен: для обеих стран начался затяжной период войны, тогда как венгры открыто заявляли о своих правах на этот регион. В те времена Галицкое и Владимирское княжества являлись для Польши особо важными территориями, а посему политикой короля Казимира Великого, считавшего себя законным наследником Романовичей, было стремление включить эти земли в состав польского государства. Такие действия сделали невозможным личный союз польского и русинского королевств по примеру соглашения, заключенного между Хорватией и Венгрией. Сохраненное до конца периода Речи Посполитой, одно лишь имя русинского воеводства с его главным городом Львовом долгое время напоминало о драматичной истории Галицкой Руси, оказавшейся в ходе XIII XIV вв. объектом притязаний Польши, Венгрии, татар и Литвы.

© VETERrecords, 2016–2020