Группа

«К.179»

(1993-1994гг.)

Состав:

 

Александр Жаворонков (акустическая гитара, вокал, автор текстов и музыки)

 

Артём Игнатенко

(гитара, аранжировка)

 

Сергей Солдатов

(бас)

 

Андрей из Тюмени

фамилию его я так и не узнал (ударные)

 

Андрей Буглов

(моральная поддержка)

больше вакансий, к сожалению,

не нашлось.

      После того, как пришлось первый раз споткнуться и ушибиться в рок-н-ролльной жизни и испытать на себе первые неудачи и предательства тех, с кем ты был готов идти на край света и до конца своей жизни, нужно было найти в себе силы и не забросить всё это благородное дело, которое называется «Рок-н-ролл».

    И, может быть, ничего дальше и не было бы, если бы не случилась страшная трагедия, повлёкшая к написанию серьёзного материала для следующего рок-проекта и теперь уже безостановочного движения вперёд, самопожертвенно посвящая свою жизнь рок-н-роллу – РУССКОМУ РОК-Н-РОЛЛУ, – не стоит путать эти воззрения на идеологии данных направлений и их дух и свободу.

      «Дальше понятно. Я увлёкся спортом, а любовь к нему мне привил мой дядька – мамин брат. Он имел пояс по каратэ и состоял в судейской коллегии вольной борьбы. Чемпионаты СССР, а затем и Украины судил. Сначала я ходил с ним на качалку, немного даже каратэ позанимался, а потом ушёл в бокс, тренером был очень хороший друг дядьки. Занимался я у него долго, к соревнованиям областным готовился, но рок-н-ролл вылезал наружу, разрывая мою душу, которая бездействовала. Я, конечно, не прекратил посещать секцию, но уже без отдачи, вот именно, стал только посещать, а не заниматься.

       Пришло время двигаться дальше самому. А искать-то надо было рядом,

а не где-то там, оказывается.

      К тому времени мы очень близко сдружились с Андрюхой Бугловым и с Серёгой Солдатовым, – моими одноклассниками. Были, что называется, никуда друг без друга, прям троица мачо, чего мы только не вытворяли: прогуливали уроки, бегали за девчонками, первый раз перед дискотекой и треснули по двести втроём, да так треснули, что двое из нас попали в реанимацию. Меня тогда собака моя спасла, привела бабушку мою по следу, а я уже почти на том свете, – весь синий и холодный. Вот такой вот он «Распутин подмигивающий», мать его. Пейте дети молоко – будете здоровы. Спасибо Топику, хорошая собачка была. Ну ладно, я отвлёкся.

      В общем, Серёга Солдатов знакомит меня с Тёмычем Игнатенко, который тогда после 8-летки вкалывал на стройке как папа Карло, кстати, на одной из строек, по-моему, мы и познакомились.

     Так вот, у этого самого Тёмыча старший брат играл раньше в какой-то группе, и у него осталась электрогитара, правда в полуубитом состоянии и ещё Советской супер фирмы музыкальных инструментов «УРАЛ». Он очень мечтал научиться играть на ней, но ему было не у кого. Теперь мы стали великолепной четвёркой, а Тёмычу во дворах я стал показывать первые аккорды. И кто бы мог подумать, что всего за год этот парень побьёт все рекорды. Он привёл в порядок старый «УРАЛ» и научился недурно извлекать из него звуки. Я остался в плане техники позади.

       Наступило лето, и пришла пора съездить к родителям. Харьков проводил дождём. «Это ненадолго, дружище, скоро вернусь». Мама меня обрадовала тем, что нашла сведения о Крымском фестивале поп-музыки «ТЕЛЕШАНС» и предложила вместе со мной и Андрюхой (братом) поехать в Судак. Я категорически отрицательно относился к поп-музыке, но всё-таки поехал. С нас там взяли астрономическую цену за проживание и сразу же предоставили прейскурант цен на запись и выступление. Могу только сказать, что эта цена далеко не равнялась с общим бюджетом семьи, но давались бумаги-договора, по которым можно было якобы найти спонсора, типа там фирма-меценат от налогов освобождалась на какое-то время. «Так что, ни шагу назад», – сказала мама. «Будем искать», – сказал я. Отдохнули на море, я полазил по руинам генуэзской крепости и поехали домой до лучших времён, бросив в море монетки.

     Приближается новый учебный год. Я еду в Харьков, который меня встречает страшным известием. Дяди Володи уже неделю нет дома, никаких известий. Ждём. Обзваниваем везде и всюду и находим в морге 4-ой неотложной. То ли машина сбила, то ли убили, до сих пор не ясно. Я навсегда покидаю 6-ю спортивную школу, не могу без слёз вспоминать спортсмена и поэта, глядя на шкафчик рядом со своим в раздевалке.

      Когда дядьку искали, перед самым известием о его смерти, к нам на балкон голубь прилетел, белый как первый снег, так бабушка его из руки кормила, – не боялся. Может, это душа его была? В день похорон у меня песня родилась «Белый Голубь», решено было именно её везти на фестиваль в Крым».

       Смерть дяди стала потрясением для Александра, которое в корне поме-няло всё его творчество. Пишутся песни «Белый голубь», «Ссылка» – взрослые серьёзные композиции, посвящённые жизни и гибели родного дяди, которые до сих пор входят в репертуар рок-группы «ВЕТЕР». Можно сказать, что с этого момента детство закончилось, и начилась взрослая жизнь!

     «Жизнь продолжается. Серёга Солдатик где-то знакомится с Андрюхой, который недавно приехал на постоянное место жительства в Харьков из Тюмени. Он по воле судьбы оказался тоже музыкантом и до этого играл в Тюменской группе на барабанах. Оказался неплохим барабанщиком.

      Рождается группа «К.179», так как репетируем у меня на квартире под номером 179, бабушка с дедушкой были не против, хотя порой, конечно, я замечал, что это их напрягало.

        Определился постоянный состав...

  Репетировали на чём придётся, единственными нормальными инструментами были моя акустика, подаренная мамой, и Тёмин модернизированный «УРАЛ», который, в общем, неплохо звучал через самодельный хрюшкин пятачок, прикреплённый к ремню джинсов то ли проволокой, то ли хрен знает чем, но на нём даже регулятор громкости был и дисторшн. Вместо баса была раздолбанная старая акустика с четырьмя струнами, да и Серёга был басист посредственный , так что на неё внимания никто не обращал. Вместо ударной установки, далее перечисляю: пионерский барабан (рабочий); банка из-под кофе с железной крышкой (хай-хэт); банка из-под кофе с пластмассовой крышкой (альт); металлическая ваза для цветов (тарелка); нога + пол (бочка).

        Вот так и играли, а я параллельно ещё и спонсора искал к ТЕЛЕШАНСУ, времени оставалось всё меньше и меньше. От телефона не отходил, обзванивая все Харьковские фирмы, в некоторые ездил, газетами с рекламой была завалена вся комната, друзья жаловались, что телефон всё время занят. И всё бестолку.

     Но спустя длительное время добрые люди нашлись, а оказались ими маленькая фирма в центре Харькова, которая торговала какими-то холодильниками. И мы всем бэндом туда сразу же рванули.

      Приехали туда под вечер. «Тут у нас новоявленные битлы…» – так нас встретили. «И чего им надо?» – кто-то задал вопрос. «Денег, говорят, давай», – далее смех. «Да это не битлы, а рэкет». Ну, посмеялись, поговорили, показали им договора, в которых я ни черта не понимал. Они их (договора) забрали и назначили время, когда прийти».

© VETERrecords, 2016–2020