Саня меня знакомит с братьями и сёстрами во Христе и их Церковью. Любовь к Богу моя бабушка привила мне ещё с детства, но здесь я действительно рождаюсь свыше. Бросаю пить, курить и всегда прибываю в Господе. В сентябре, с благословения Господа и Церкви на дальнюю и опасную дорогу, еду в Калининградскую область смотреть на места своего детства. Исследую старые замки: Рагнит, Инстербург, купаюсь в Балтийском море, посещаю памятные места связанные с моей первой группой, но мало кого нахожу,- из участников школьной группы никого, все поразъехались кто куда, как в воду канули. Зато знакомлюсь с инициаторами – рыцарями Тевтонского ордена, они отстраивают «Инстербург» и живут в нём семьями. Некоторое время пожил у них в той самой комнате, в которой Наполеон ночевал во время похода на Россию, как они говорят, и даже поприсутствовал на настоящем рыцарском турнире.

       В один из вечеров решил прогуляться до башни Бисмарка, пешком, че-рез историческое поле в Междуречье, где русско-прусское сражение было, думал близко, но не рассчитал, да ещё и заблудился. Дошёл почти до самого замка Георгенбурга – до того места, где Инструч в Анграппу впадает, когда стемнело так, что хоть глаз выколи. Пришлось ночевать в поле. Странная ночь, ничего такого раньше со мной не происходило: сначала костёр задуло, затем темень до того сгустилась… В голове что-то происходить начало необъяснимое, я так и не понял потерял сознание что ли, но отчётливо слышал вокруг лязг стали, крики какие-то, а потом бах и утро,- как минута прошла. Конечно, не поверите, подумаете перепил парень или ещё что, но говорю, что был абсолютно трезв и в полном здравии духа. В гостинице написал половину текста и приблизительно набросал музыкальные задумки на будущую композицию «Баллада о рыцаре», которую мы с Саньком аранжировали, дорабатывали и записывали целых четыре месяца по моему приезду. В ней даже Лёха Соболев – гитарист распавшегося АРИОНА на клавишах в одной части поиграл, просто он в тот момент под рукой был. По-моему это пока самое лучшее, что мы сделали. Композиция пока никуда не вошла, но в будущем планируется, опять, если будет на то воля Божья.

        Под новый год от деда приходит новость о смерти бабушки. Последний раз я видел её проездом из Калининграда.

       С Шуриком и Андрюхой второй раз садимся за запись многострадаль-ного альбома «Полный Вперёд», не зря на самом диске название как кровью написано. Запись длится почти целых 3 года, хотя работы было месяца на два, и чередуется постоянными пьянками и ухудшением здоровья Санька Зотова. А ещё создаём страйкбольную команду, два сезона были войны, мама не горюй. Альбом ещё не записан, а мы начинаем его уже презентовать везде, где только можно. Сначала шоу в Татищевском ЦДК с салютами и ферверками, вопреки запретам пожарной инспекции. Было как в песне «DEEP PURPLE» - «Smoke on the water», только дым не над водой стоял, так как её не было там, а над залом. Работы было море: как мы это всё устанавливали, обстраивали днями и ночами. Мост от сцены через оркестровую яму воздвигли, я на него периодически забегал на концерте соло играть, конфетти в пластмассовых бутылках, закреплённые наверху и, приводящиеся в действие с помощью лесок, барабаны на подъёме со ступеньками в человеческий рост, Женёк Емеля – пиротехник «колдовал» с кучей каких-то проводов. В общем, шоу удалось. Утверждаем статус официальной рок-группы «ВЕТЕР». Далее по кругу: под козырьком ДК РА для двух тысяч зрителей; Джем,- в который на собственный сольник первый раз не попали, водитель Газели подвёл, сволочь: нажрался и не приехал, у всех настрой упал, у Трубы к нам отношение испортилось, но вторым концертом всё компенсировали; стадион Динамо LIPKIN ROCK; Варежка, которая вновь переехала, но уже на Орджоникидзе в ГЦНК и т.д. Жаль на Поволжский не попали – проморгали. В общем, обкатали мы альбом задним числом, получается,- даже в рифму. После выступления в Курдюме, помню, так набрался в Газеле по дороге домой и не понял, когда уже приехали, думал, водила остановился, и я вышел, а он назад сдал, я соответственно покачнулся и под колёса. Прям по ногам проехал. Парни ко мне ринулись, думали хана, а мне хоть бы хнырь. Не зря говорят: «Пьяному море по колена».

     Совсем забыли о Боге и по этой причине Он о нас тоже. Работа над альбомом продолжается в перерывах между запоями Сани Зотова и реже моими. Иногда пьём вместе, иногда по пьяни бьём друг другу морды, Слава Богу, не получилось как с Каином и Авелем,- Господь хранил, затем миримся и продолжаем либо дальше писать альбом, либо дальше пить. Его проблемы с алкоголем позже зашли очень далеко и, благодаря братьям и сёстрам во Христе направляем его в реабилитационный центр при Храме где-то под Петровском. Аппаратуру из студии пришлось продать,- нужны были деньги на лечение и пребывание в этом центре. Альбом, большая часть которого уже сделана, заканчиваем без него, который должен был выйти в 2005-ом, но выходит с большим опозданием при поддержке студии «Меломан» и помощи ещё ряда людей. Вместе с выходом альбома снимается видеоклип на песню «Небо над головой», делается монтаж видеоматериала многолетней давности на песню «Когда-нибудь», а также слайдшоу на все остальные вещи этого альбома,- этим всем занимается наш клавишник, а в последнее время и харпер Андрюха. Всё это он выпускает в добавление к альбому на DVD. В отличие от первого варианта исключена песня «Холодный рассвет» А.Зотова,- по его инициативе. Все песни, которые должен был петь он, пою я: вещи, написанные им и некоторые композиции, перекочевавшие в ВЕТЕР из АРИОНА. Первый вариант можно будет услышать в памятном альбоме А.Зотова «Недописанная музыка к недоснятым кинофильмам» (см. ниже). Так же добавляются в альбом песни О.Кожуховского «Начальник» и «Я мчался на свидание». Последняя, как оказалось после, написана Е.Хайдаровым и в нашем исполнении ему не понравилась, сказал, что утяжелили её. Но это же рок-н-ролл, в конце-то концов, а не попс какой-то. Ну и ладно, поздняк метаться, всё равно уже выпустили.

Во время записи альбома умирает от инсульта мой дедушка – мой наставник и учитель. Матушка моя – врач, целый год пытается его поставить на ноги одна, в Харькове. Из-за работы и учёбы мы только периодически ей помогали, приезжая. Состояние его ухудшается, привозим его в Саратов, где он и скончался.

     Мы начинаем презентовать вымученный «Полный Вперёд», который наконец-то записан. Сначала решили прокатиться по посёлкам. На одном из концертов, которого даже не состоялось, по-моему, тогда в Куликовку ехали, Лёха Злобин с Олегом Кожуховским словесно сцепились. А дело-то копеечное было: мы водиле денег на бензин даём, а ему мало (второй раз уже из-за него неприятности, первый раз в Джем не попали), ну Олег и говорит: «Разворачивай обратно». Мы ему: «Ты чо, люди ждут, давай мы добавим ему сколько надо», а он: «Не поеду и всё, и машину в администрацию отсылаю» (он тогда всем этим делом рулил, типа руководитель нашего ВИА). Ну, Лёха и сцепился с ним, а потом и вся группа покидает ЦДК. Решили отдохнуть, уйти в неплановый отпуск.

     Во время этого самого отпуска пишу сборник из пятидесяти стихов «ПОЛСТА В ГЛУБИНУ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ».

         Спустя время собираемся уже квартетом:

         Александр Жаворонков (гитара, вокал, автор текстов и музыки)

         Андрей Жаворонков (клавишные, харпер, аранжировка)

         Алексей Злобин (бас)

         Илья Лукьянов (ударные)

       И репетируем в гараже у группы «ХИРОСИМА», которую создают экс-басист «ВЕДЫ» Александр Митрошкин (бас, вокал, автор текстов) и мой бывший ученик Александр Курышин (гитара, автор музыки), на барабанах у них играет Андрей Марух. Парни рубят панк с социальными текстами. Андрюха – наш клавишник и харпер, а также мой брат, тогда со своей Ирочкой всё ещё пропадал, на репетиции появлялся крайне редко - не дозовёшься, не раз ссорились по этому поводу.

    Начинаем делать совместную программу на две команды. Я по совместительству становлюсь ещё и гитаристом ХИРОСИМЫ. Помимо рок-н-роллов и блюзов, «ВЕТЕР» берёт выборочно ещё и вещи СиDовского репертуара + новые вещи которые в будущем, возможно, войдут в альбомы «23: 25» и «Ветер».

        9 июня 2007 года такой коммуной играем в Мэйджике. Разговариваем с Трубой, я дарю ему наш диск. До выступления остаётся минут 10-15, а народа почему-то очень мало – единицы. Так я и познакомился ближе с Машей – бывшей девушкой Сани Зотова, которая конкретно наехала на Трубу, что тот всё это время пробухал наверное и не расклеил афиши. Концерт заканчивается поздно, ехать домой не на чем, и Машка предлагает переночевать у неё. «ХИРОСИМА» уже свалили домой к тому времени, потому что играли первыми. Полночи пьём водку полным составом ВЕТРА у Марии во дворе с ней, естественно, вместе, а затем являемся к ней домой. Её мама в шоке,- ещё бы увидеть четыре пьяных мужика, по всей видимости, музыканта, так как с инструментами, посреди ночи в компании с её дочерью. Наутро впятером уезжаем в городок.

        10 июня концерт в ДК РА. На этот раз народу достаточно. Зал взрыва-ем, несмотря на то, что до этого почти не спали и целый день работали на сцене, отстраивая звук. На этом концерте я посвятил песню «Регги» в память Ричи Димана – погибшего друга, в прошлом первая гитара Саратова. Он переиграл во многих командах первого и второго поколения. Его близкие друзья тоже присутствовали на этом концерте, в частности Мишаня Демченко. После выступления, как обычно, конечно же, банкет вместе с Сергеем Белоглазовым и Дмитрием Гришиным – студия Меломан, который, в основном, приходится оплачивать мне,- с финансами у остальных не густо, да и у меня тоже, но Меломанщикам проставиться надо за их помощь оказанную нам. А Саня (Прохор) Митрошкин бутылку водки спёр и со всей ХИРОСИМОЙ на «хату» за гаражи в посадки слинял. Ты извини Шурик, но я обо всём вспомню и напишу! Ха-ха. Дальше гуляем на памятной «хате», у дяди Коли – Саньковского бати и там, кстати, уснули. Просыпаюсь утром на полу с Лёхой – пацан из Москвы приезжал, оказывается его Ольга – Машкина подруга с дивана столкнула, а меня Маша.

© VETERrecords, 2016–2020