Такого рода мероприятия происходили на протяжении всей моей сроч-ки в ВС РФ и после неё тоже. Происходили мероприятия во время сессий, между сессий мы репетировали. По-прежнему нелегально проходили репетиции в ночное время суток. Но вопрос решился и с этим. Вован Жарский – сын моего командира увлёкся рэпом. И товарищ полковник меня назначает руководить их проектом. За это ночую дома, а не в казарме и постоянно занимаюсь только ими и репетициями с нашей командой. Под конец моей срочной службы ставим совместный концерт в ДК РА на три команды, под акцией «РОК И РЭП ПРОТИВ ВОЙНЫ». Это был мой вроде как дембельский аккорд:

                  

                                          СиD (пост-панк):

       Александр (Гаррик) Жаворонков (гитара, вокал, автор текстов и музыки)
    Александр (ЧП) Зотов (гитара) – Санёк пока нам вроде, как только подыгрывал, но уже одной ногой был в нашем коллективе,- «АРИОН» медленно распадался.
       Андрей (Маугли) Жаворонков (клавишные)
       Сергей (Грей) Петунин (бас, автор текстов и музыки)
       Иван (Князь) Князев (ударные)

 

                                              UFO (рэп):

       Владимир (Мазах) Жарский (читает текст, автор текстов и музыки)
   Андрей (Дрон) Воротынцев (читает текст, автор текстов и музыки, фонограммы)
       Дмитрий (Малой) Клевжиц (читает текст, автор текстов и музыки)
       Ворона (читает текст)
       Светлана Казарян (читает текст)
       Алексей Аникин (гитара)
       Алексей (Струк) Струков (бас)
       Игорь (Шест) Шестёра (ударные)
       Роман Мажников (клавишные, скретч)

                                         ВЕДЫ (панк-рок):

       Дмитрий (Тяпа) Тяпулин (гитара, вокал, автор текстов и музыки)
       Александр (Прохор) Митрошкин (бас)
       Игорь (Шест) Шестёра (ударные)

       Вокалист и гитарист последней команды с бодуна чуть не проспал своё выступление и припёрся в пиджаке, что смотрелось довольно курьёзно. Песню «Любимая моя» у них спел наш барабанщик Ванёк,- Джонни Роттен отдыхает.

      Как печально мне было смотреть на то, когда все после концерта пош-ли отмечать, а я переоделся в военную форму, растащил по местам в исходное аппаратуру с сослуживцами и пошёл дальше служить нашей необъятной родине.

    Я горжусь, что после этого концерта вражда между панками, метал-листами и рэперами закончилась и это в частности моя заслуга.

    Демобилизации у меня не было, я перевёлся на контракт в военный оркестр Таманского соединения. Здесь на много ближе знакомимся с Зотовым Саньком,- он служит в этом самом же оркестре и назначается дирижёром стажировать меня на тромбоне. Даём ещё ряд концертов в Варежке, на Кораблике – плавучий рок-клуб на Волге был такой. Серый там, на сцене чуть ласты не склеил от количества употреблённого, всё воды у зала просил. Он же познакомился с барабанщицей группы «ОРГАН»,- куда ударение ставить не знаю и всю ночь вздыхал о ней на верхней полке каюты, которую нам выделили на ночлег,- достал всех, а Ванёк сожрал, сволочь, все наши съестные припасы в одну харю, правда, припасов там было: пакет кефира да бомж-пакет с лапшой. Так же сольник в клубе «Ночь» отыграли, где нужны были свои барабаны,- Белка где-то у знакомых надыбала. СиD набирает популярность. Санёк с нами тогда не играл – готовился концерт АРИОНА в ДК РА,- последний как потом выяснилось. Мы на нём тоже с тремя вещами выступили. Так же пишем альбом «23: 25», который вышел отвратительного качества и только сейчас в 2009-ом, уже много раз поменявшимся ВЕТРОМ, взялись за него снова.

      Снимается видеоматериал на песню «Когда-нибудь», которую тогда так и не доделали из-за критики о её попсовости. Позже её аудио и видео войдёт в альбом «Полный Вперёд» уже гр. «ВЕТЕР».

      Открывается новый рок-клуб в г. Энгельсе - «Джем». Мы играем на его открытии. Шурик собирается как на войну – только съестных запасов полную сумку набрал. Куда? А мы, остальные, вечно как бомжи: голодные и холодные. Выступаем все в военных кителях – фишка такая. У Санька ведущая ещё спросила: «Почему вы все в форме?». На что он ответил просто и прямо: «Потому что мы военные». Грэй с Ваньком ещё до выступления порядочно набрались, за что Господь всех наказал: у Грэя прямо на выступлении бас отказал, а Ванёк не в состоянии даже был железо на кухню надеть и педальку просрал. Я начал первую песню «Утренний бред» и не понял, почему барабаны с басом не вступили где надо, оборачиваюсь и вижу, что Грэй по басу лупит, а Ванёк сидит за полуразобранной установкой и глазами хлопает. Серёга Труба – директор клуба выбежал на сцену, согнал его и достучал с нами, оставшимися в строю: Андрюхой, Саньком и мною, эти три песни. После выступления хотелось, честно говоря, в асфальт зарыться, такой жопы ещё не было. Подбежал просто обдолбаный чем-то панк, попросил у меня автограф, сказал, что круче он ничего не видел, я послал его искать ручку, не знаю нашёл ли. Тут же серьёзно наехал на Грэя, завязалась драка. Наши начали растаскивать, мы готовы были порвать друг друга. Я-то его понятно за что, а он?.. Санёк вообще ни с кем не разговаривал и жалел, что вообще сюда приехал. Тут же уборщик наехал за какие-то наплёванные семечки, крику поднял для полного комплекта. Труба дал ему в ухо. Беспредел в дурдоме.

     Далее, всю ночь с Трубой, организаторами, нашими, приехавшими из городка и Татищева, ну и, естественно, полным составом СиDов квасили в баре,- обсуждали прошедшее открытие Джема. Труба напоил, утешил, чтобы не расстраивались, неудачи бывают и дерьмо случается, музыка наша ему понравилась и сказал, что будет приглашать в дальнейшем. Грэй с Ваньком в это время храпели за столом. То ли Андрей, то ли Артём из группы Трубы долго рассказывал о том, сколько вложено в это дело сил и средств, говоря: «Никто меня не понимает и не поймёт, разве что только он»,- повернулся, указывая на храпящего Грэя. Дальше диалог:

     - А вместо кого я сегодня у Сида играл?- спрашивает меня уже поря-дочно пьяный Труба.

       - Вон он,- я указал на спящего за столом Ванька.

       - Как его это?..

       - Ванёк.

    - Ванёк! Ванёк, твою мать!!! - окликнул его Серёга. Тот поднимает заспанное, помятое и перекошенное лицо:

       - Ы-у-ггг,- произносит что-то типа того. Серёга Труба посмотрел на

него с каким-то смешно-оценивающим взглядом и сказал:

       - Ну и рожа блин, в натуре Ванёк.

      Так досидели до утра и разъехались по домам. Чуть погодя о нас в га-зете написали, приврав, конечно, написали. Типа басист СиDов с барабанщиком в жопу бухие по сцене ползали, а остальные участники группы в это время на сцене аппаратуру крушили. Нет, мы не в обиде, но нельзя так товарищи журналисты, нехорошо.

С Серёгой поссорились, как тогда думали окончательно, и он ушёл из группы. На его место, место бас-гитариста, переквалифицируется гитарист «UFO» Алексей Аникин. Продолжаем выступать в рок-клубах г. Саратова и г. Энгельса.

    К тому времени разваливается окончательно «АРИОН» из-за вечных разногласий. Половина состава вообще перестала посещать репетиции. И Саня Зотов уже полностью с головой переходит к нам. Из-за напряжённости в команде и занятостью на службе приходится оставить музыкальную школу, а затем и кружок в ДК РА. Соответственно негде репетировать и мы командой идём к Олегу Кожуховскому в Татищевский ЦДК. Там первый раз знакомимся с будущими басистом и барабанщиком ВЕТРА Лёхой Злобиным и Ильёй Лукьяновым, которые играют у Олега в ВИА. Начинаются совместные репетиции. Постепенно из двух коллективов образовывается один и получает название «ВЕТЕР», которое даём ему мы с Шуриком. Почему ВЕТЕР? Да слово в общем хорошее и ещё из-за того, что постоянно гоняли на репетицию в Татищево пешком, так получалось в ветреную погоду. Идёшь с полным «боекомплектом»: гитарами, шнурами, процессорами, а тебе ветер в харю,- ах как хорошо.

       Мы с Саньком не на шутку заболеваем рокабилли и блюзами, не знаю, что на это повлияло – может Elvis Presley, Chuck Berry вперемешку с фильмом «Crossroads», а может быть возраст,- ведь уже далеко за 20. Начинаем делать рок-н-ролльно-блюзовую программу и везде выступать с ней: ДК РА, Татищевский ЦДК + клубы Татищевского района и Саратовской области, Варежка, которая переехала в «От заката до рассвета», Джем. Ванёк Князев окончательно ушёл в политику и покидает группу, вроде ещё собирался трактаты о пуках написать, но я ещё не прочитал ни строчки, только от него слышал, Серый Грэй возвращается в команду и делит с Лёхой бас пополам. Дальнейшие изменения в группе происходят со скоростью света, люди приходят, уходят - даже мы с Шуриком порой не знали, кто и на чём будет играть следующий концерт.

      2002 год. Пока группа терпела постоянные изменения, три участника коллектива: я, Саня и Андрей-брат заседают в студию, чтобы записать альбом с названием «Полный Вперёд». Пишем мы его в студии у Серёги Белоглазова, не помню, называется она тогда уже «Меломан» или нет. Должного звука не добились, Шурика запись не удовлетворяет и меня, если честно, тоже. Тремя месяцами позже решаем переписывать, уже в своей домашней студии «Veterrecords». Так же у нас обновляется и инструментальная база. Параллельно, здесь же, с Серёгой Петуниным пишем наработки старого СиDовского репертуара для альбомов «23: 25» и «Ветер», которые в ближайшее время, только сейчас, должны выйти либо по отдельности, либо двойником, если будет на то воля Божья.

© VETERrecords, 2016–2020